Сдавайте ваших тараканов

Автор - Елена Мулярова

Источник: Ведомости

Корпоративная идеология и организационная культура

Недавно в редакционной рассылке нашего издательского дома появилось объявление о приеме психотерапевта в офисе — в рамках предоставляемой компанией «Ингосстрах» программы ДМС. Объявление вызвало живой интерес и приступ веселья у сотрудников. Желания посетить специалиста никто не высказал.

А несколько десятков опрошенных сотрудников российских компаний признались, что посещение корпоративного психотерапевта для них неприемлемо. «Работа с психотерапевтом подразумевает большую степень открытости. И мысль о том, что сказанное на приеме узнает кто-то третий, а уж тем более начальство, вгоняет меня в ступор», — откровенно признается редактор издательства «Крылов» (Санкт-Петербург) Наталья Казимирчик.

«Мне страшно, что информация обо мне станет известна руководству или коллегам, что коллеги подумают: вот, зачастила к доктору, ну и что специалист может не подойти. Словом, сплошной напряг», — резюмирует директор PR- департамента компании R&I Group Елена Плюснина.

«В 2002 г. я работал в компании “Имидж.ру” (магазин компьютерной техники, интернет-кафе и фотоцентр), — вспоминает системный администратор Михаил Белов. — Однажды начальство отправило всех сотрудников компании на психологическое тестирование, по результатам которого двух человек уволили».

Приватная услуга

«В нашей компании сотрудники регулярно участвуют в тренингах, а во время испытательного срока проходят собеседование со специалистом по внутренним отношениям — это эффективная процедура, помогающая понять мотивацию будущего сотрудника и построить с ним правильные отношения»,

— рассказывает HR-директор ИД Gameland психолог Михаил Степанов. После собеседования эксперт предоставляет заключение непосредственному начальнику соискателя, и тот принимает окончательное решение — брать сотрудника на работу или нет.

А вот консультирование сотрудников по личным проблемам и за счет компании в Gameland не принято. «Мы можем порекомендовать сотруднику специалиста для обращения в частном порядке и за пределами офиса», — рассуждает Степанов. «В России не всегда эффективно принимать клиентов по месту их работы», — соглашается психотерапевт Иван Кириллов, который уже восемь лет является российским провайдером программы EAP (Employee Assistance Program), или программы помощи сотрудникам. EAP возникла в США около 35 лет назад для помощи страдающим от алкоголизма и

наркомании, потом расширилась до психологического, психотерапевтического, юридического и финансового консультирования. Сейчас она очень популярна в США, Канаде, Франции, Великобритании. «В крупных компаниях есть эта программа, — подтверждает аналитик компании EDS (Великобритания) Татьяна Кузина. — Мой начальник после развода сам прошел несколько сессий у терапевта».

Дело житейское

«Люди считают, что к психотерапевту надо обращаться, когда уже случилось что-то страшное, — комментирует Кириллов, — а ведь страшного можно избежать, если обращаться за помощью с текущими жизненными трудностями. Например, банальное выяснение отношений с супругой может сильно и надолго отвлечь человека от работы».

По признанию Кириллова, EAP до последнего времени в России клиентами программы были лишь крупные западные компании, которые подписывали на нее сотрудников-экспатов. «В этом году начали подписывать на EAP и российских сотрудников», — рассказывает Кириллов. Клиентов он не раскрывает, лишь сообщает, что это крупные нефтяные и индустриальные компании. В Москве их три. По оценке Кириллова, число подписанных на программу EAP сотрудников российских компаний дойдет в этом году до 1500 человек. Средняя стоимость EAP в России — 300 евро на человека в год.

«В компаниях, где работает более 500 человек, реальная финансовая выгода от EAP составляет 11%», — утверждает Максим Гончаров, кандидат медицинских наук, директор ООО «Центр позитивной психотерапии», провайдер программы EAP на Дальнем Востоке.

Хотят, но стесняются

«Впервые услуга “прием психотерапевта в офисе” была запрошена нашим клиентом, компанией, занимающейся финансовым консультированием, около трех лет назад, — рассказывает начальник управления по работе с корпоративными клиентами компании “Ингосстрах” Наталья Савичева. — Сейчас три наших клиента имеют такую опцию, и все три — с числом сотрудников свыше 1000 человек».

Один из них — ИД «Индепендент медиа», у сотрудников которого объявления о приеме психотерапевта каждый раз вызывают приступ веселья. Корпоративного психотерапевта ИД Огультач Ахмедову подобная реакция не смущает: «Я успеваю принять лишь мизерную часть желающих и просила руководство увеличить число приемов».

Будет бум

На вопрос, сотрудникам каких именно компаний психотерапевт показан особенно, Ахмедова, не задумываясь, отвечает: «Таким, как ваша». «Всем», — еще более категоричен Кириллов. Степанов, совмещающий работу HR- директора Gameland с управлением собственной компанией UpVision (психологическое консультирование в бизнесе), утверждает, что интерес к

корпоративной психотерапии за последние три года вырос в пять раз.

«В России скоро начнется настоящий бум корпоративной психотерапии, — уверен Кириллов. — По данным ВОЗ, 80% людей, обратившихся к врачу общей практики, нуждаются в услугах психотерапевта».

Но не все разделяют эту точку зрения. «У нас в компании работал психолог, — рассказывает директор по маркетингу компании “Форекс клуб” Алексей Павленко. — Потом мы поняли, что он нам не нужен, и заменили его ежемесячными корпоративными вечеринками. На них мы активно отдыхаем: играем в пейнтбол, катаемся на картинге, летаем на воздушном шаре. Русским людям вместо психолога нужен экстрим и, разумеется, выпить», — такой вывод делает Павленко.

Кому это полезно

В первую очередь помощь корпоративного психотерапевта показана тем, на ком лежит огромная ответственность: летчикам, водителям, говорит российский провайдер программ EAP Иван Кириллов. Во-вторых — тем, кто работает с людьми. В-третьих — сотрудникам консалтинговых и аудиторских компаний, чья работа стоит больших денег и связана с серьезным стрессом. По подсчетам Кириллова, в России услугами программ, аналогичных EAP, пользуются не больше 3% сотрудников, тогда как на Западе эта цифра достигает 10%.